Саморегулирование в строительной отрасли
 
О проекте Сотрудничество Контакты



Национальное объединение строителей Национальное объединение проектировщиков Национальное объединение изыскателей
Деловая Россия
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
 
 

НОВОСТИ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ

21.01.2020

Как с гуся вода. Почему в России обманутых дольщиков не становится меньше?

Павел Давыдов: «Люди, покупая квартиру в строящемся доме, как правило, не знают, кому именно заплатили деньги», – так говорят эксперты об обманутых дольщиках. Не так давно в России изменилась схема финансирования при возведении нового жилья, она должна была застраховать от неприятностей тех, кто приобретает квартиры на этапе строительства, но вот вопрос с дольщиками до сих пор не решен, из томов уголовных дел, заведенных на нерадивых девелоперов, как известно, дома не построишь, более того, чиновники на местах далеко не всегда спешат на помощь, прикрываясь просто обещаниями или своими интересами, деньги, вложенные в строительство простыми россиянами оказываются в офшорах, а самим застройщикам как с гуся вода. Разберемся в этом вопросе вместе с нашими экспертами, в студии «Большой страны» Игорь Ассанов – координатор общественного движения дольщиков России по Северо-Западному федеральному округу. Игорь, здравствуйте!

Игорь Ассанов: Добрый день!

Павел Давыдов: И Михаил Викторов – председатель Совета «Межрегионального объединения организации специального строительства», член комитета «Деловой России» по строительству, Михаил Юрьевич, здравствуйте!

Михаил Викторов: Добрый день!

Павел Давыдов: Первый вопрос, который хочу сразу поставит ребром: скажите, пожалуйста, почему в большой стране нередки случаи, когда нерадивым застройщикам буквально как с гуся вода, так, кстати, мы назвали тему этой студии, они обманывают людей, выводят деньги за границу и при этом остаются на свободе? Михаил Юрьевич, давайте с Вас начнем.

Михаил Викторов: Хочу отметить следующее, моя личная профессиональная история связана с тем, что я побывал во всех качествах: и дольщиком был 2 раза…

Павел Давыдов: Успешно?

Михаил Викторов: Да-да.

Павел Давыдов: Слава богу.

Михаил Викторов: Не обманутым, потому что здесь по принципу, знаете, как?..

Павел Давыдов: Повезет – не повезет.

Михаил Викторов: На Деда Мороза надейся, сам не плошай. Был чиновником – министром строительства и контролировал как раз застройщиков и вот тема, кстати, очень актуальная, у меня под контролем было 240 застройщиков, и сейчас я могу об этом говорить: конечно, я хотел бы уменьшить их количество раза в 3, в 4, потому что очень много «пены» на этом рынке было, потому что были сытые времена, были сверхприбыли – это 5, 6, 7 лет назад, и поэтому в строительство лезли все, кому не лень. Да, имея определенное количество связей, особенно на муниципальном уровне, получить разрешение на строительство возможно было даже, условно говоря, случайно зашедшему на этот ранок, имеющему минимальный стартовый капитал, но вот что потом? Экономика проекта, продвижения проекта, качества строительства, сроки – вот здесь, конечно, очень много прецедентов, когда такие псевдозастройщики со своими целями и задачами не справлялись и могу сказать, в моей практике тоже было, когда я писал письма и в Следственный комитет и в ГУВД и эти письма не возымели своего действия.

Павел Давыдов: Да, возмущает, почему застройщики, которые обманывают людей, воруют фактически деньги, выходят сухими из воды, Игорь.

Игорь Ассанов: Вы знаете, на самом деле, здесь, с одной стороны, очевидны определенные, как Михаил Юрьевич сказал, и коррупционные составляющие, которые присутствуют во многих подобных случаях, но, с другой стороны, это несовершенство закона, которое буквально до последнего времени позволяло привлекать денежные средства, скажем так, совершенно безнаказанно, то есть те схемы, которые использовались до 2017, 2018 года, начнем с того, что даже схема ДДУ не защищает дольщиков практически не отчего, кроме разве что двойных продаж.

Павел Давыдов: Это всё понятно, законы создаются, они не защищают дольщиков, мы об этом еще поговорим, мне хочется разобраться, почему застройщики выходят сухими из воды, кто помогает им?

Игорь Ассанов: Помогает? Вы знаете, вот конкретный пример ЖСК «Кирккоярви», это Санкт-Петербург, Ленинградская область, то есть это тот регион, который я курирую, люди просто жалуются, что один из, скажем так, родственников был прокурором одного из районов, другой занимал должность в главке МВД, то есть опять же я сейчас, может быть, не буду называть фамилии, но сам факт, что так происходит, говорит о многом, конечно, после личного приема у Бастрыкина какие-то подвижки начались, кого-то арестовали, против кого-то, может быть, что-то возбудили, но сам факт, что так происходит, говорит о том, что система, не то что прогнила…

Павел Давыдов: Она дает серьезный сбой, название которого коррупция.

Игорь Ассанов: Да, серьезный сбой, даже в моем объекте, собственно говоря, застройщик, который возводил даже целых 5 жилых комплексов, его родственница была советником одного из губернаторов, то есть о чем можно говорить?..

Павел Давыдов: Да, далее можно просто поставить многоточие и каждый выводы сделает сам. Михаил Юрьевич, скажите, пожалуйста, а вообще, как выглядит схема, к которой прибегают застройщики, выводя деньги в офшоры, а не вкладная их в строительство?

Михаил Викторов: Первое: я хочу отметить, что большинство всё-таки конфликтных ситуаций и беда, в которую попали люди, связана с тем, что они не шли по пути выполнения норм требований закона, то есть, как правило, застройщик предоставлял действительно псевдо схему, к примеру, конфликт, который прогремел в свое время, как первый масштабный – это СУ-155, вот, разбирая проблему обманутых дольщиков, это было порядка 400 человек, 4 корпуса, хочу отметить, договора с ними были заключены не по схеме долевого участия, не по закону 214-му. К сожалению, правовая грамотность населения, определенная, я бы даже сказал, наша природная наивность, конечно, позволяет эти средства изымать, а уже, извините, вывод средств на счета компаний однодневок и так далее – это уже чисто финансовая конструкция.

Павел Давыдов: И, к сожалению, в России она очень хорошо отработана. Мы сейчас отправимся в Волгоград и разберем другой пример, где люди, а это около 1000 человек, не могут въехать в почти готовые дома. С подробностями моя коллега Наталья Игнатова, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Сюжет, который мы сейчас с вами посмотрели, назывался «Неприкасаемые», потому что фактически сегодня застройщики входят в некую «касту неприкасаемых», причины мы с вами разобрали в первой части – это и коррупция, это несовершенство, но вот конкретный факт. Игорь, знаю, Вам есть, чем дополнить этот сюжет.

Игорь Ассанов: Смотрите, насколько я знаю, у этого застройщика, скажем так, 3 объекта: есть еще объект «Чайка-2» и не принадлежащие ему объекты, «Доминанта», которому сейчас нашли нового застройщика, еще несколько объектов, и они сейчас достраиваются, собственно, почему это происходит? Просто давайте немножко разберем…

Павел Давыдов: Да.

Игорь Ассанов: Это происходит, потому что люди, то есть дольщики этих объектов, устраивали массовые протестные акции, ездили в Минстрой Российской Федерации, ездили в Москву, писали жалобы, обращения, я не говорю, что нужно идти на открытый конфликт с властью, чтоб Вы понимали, но нужно определенным образом доносить свою боль, свою проблему до людей, принимающих решения.

Павел Давыдов: Правильно я Вас понимаю, что если бы люди молчали, то с мертвой точки бы это всё не сдвинулось?

Игорь Ассанов: И эти объекты тоже не сдвинулись, понимаете, то есть сейчас эти ребята наконец поняли, начали осознавать, что проблема не решается, и они тоже уже готовятся к голодовкам, готовятся к протестам и, на самом деле, это единственный способ…

Павел Давыдов: Достучаться до властей.

Игорь Ассанов: Достучаться до небес, если хотите, в данном случае.

Павел Давыдов: Очень верно заметили, до небес. Михаил Юрьевич, вот мы сейчас в сюжете слышали, что Росреестр 2 раза зарегистрировал право на одну и ту же квартиру. Как такое возможно в правовом государстве?

Михаил Викторов: Во-первых, надо понимать структуру договоров и что, в конце концов, приходило в Росреестр, от кого.

Павел Давыдов: 214-й федеральный закон там, видимо, был использован.

Михаил Викторов: Потому что практика вот таких разборов очень тяжелая эмоциональная, вот я сколько вёл приём таких людей, всегда это очень тяжело.

Павел Давыдов: Да и сюжет смотреть было тяжело, людское горе.

Михаил Викторов: Причем тяжелее, знаете, что ты хочешь помочь, но у тебя возможности нет, да, ты – чиновник высокого уровня, но что у губернатора есть свои ограничения, что у руководства Стройнадзора и, самое главное, деньги, поэтому Росреестр, конечно, работает по своим достаточно жестким шаблонам…

Павел Давыдов: И вот поэтому-то и странно, что 2 раза квартиру продали.

Михаил Викторов: Я не думаю, что там есть какие-то факты коррупции, скорее всего, есть всё-таки…

Павел Давыдов: Факт ошибки?

Игорь Ассанов: Неразбериха.

Михаил Викторов: С документальным обоснованием. Но я поддержу здесь Игоря в том, что эту проблему однозначно надо решать как на субъектном уровне, так и на федеральном, потому что сейчас ситуация такая: реформа, которая сейчас идет, и, конечно, Президент держит это на контроле, и Минстрой России формирует и те нормы закона, которые сейчас приняты, конечно дают очень весомые основания, что прецедентов таких повторятся не будет.

Павел Давыдов: А вот поясните мне, пожалуйста, я не очень в этом плане разбираюсь: вот компанию-застройщика должны объявить банкротом, а дальше что? Я понимаю, что появится новая строительная компания, которая получит полномочия для того, чтобы завершить строительный процесс, но для меня, дольщика, что это означает?

Михаил Викторов: Вообще, это сложная проблема, хочу сказать, вот я, как министр, в свое время погружался в эти банкротные дела и очень сильно зависит от арбитражного управляющего, который ведет, он может вести дело быстро, искать ресурсы, возвращать это в стройку, может это вести чрезвычайно долго.

Павел Давыдов: Как мы видим в Волгограде – затягивают процесс.

Игорь Ассанов: Вот в наших ЖК, ЖК «Спортивный квартал» и так далее, в «Новой Москве», мы были действительно в некотором роде против банкротства, не будем объяснять мотивировки, но нас объявили банкротами в марте 19-го года, вот в декабре люди уже начали получать ключи, то есть прошло, вот посчитайте, несколько месяцев.

Павел Давыдов: То есть для дольщиков выгодно, чтобы нерадивого застройка объявили банкротом?

Игорь Ассанов: При рабочей схеме, то есть, во-первых, то, о чем Михаил Юрьевич сказал, рабочей схеме со стороны конкурсного управляющего, когда он добросовестно в интересах кредиторов выполняет свою работу, в том числе в интересах дольщиков, а не затягивает этот процесс, как происходит, я так чувствую, в Волгограде со стороны власти, когда она настроена на поддержку участнику долевого строительства, на то, чтобы им помогать в этой ситуации и разрешать эту ситуацию, и власти Москвы в конкретной ситуации помогли, а власти Волгограда, ну вот в случае с «Чайкой-2» помогли, а с этим случаем почему-то недорулили.

Павел Давыдов: Вы знаете, уважаемые эксперты, когда я готовился к нашей с вами встречи, я пытался в интернете найти цифры, сколько за последние 20 лет нерадивые застройщики похитили денег у обманутых дольщиков и, знаете, этой информации нет, может быть, у Вас есть эти данные, Михаил Юрьевич?

Михаил Викторов: Вы знаете…

Павел Давыдов: Это сотни миллиардов или еще больше?

Михаил Викторов: Всё-таки еще позиция следующая: я считаю, что у стройки сейчас вот этот неблагоприятный фон, что все строители жулики – нет, как правило, 3-4% проблемных объектов, просто они накапливались, они накапливались последние 10-15 лет, но, извините, 96% стройки было правильным, качественным и за последние 10 лет свыше миллиарда квадратных метров было построено, но, к сожалению, ложка дёгтя действительно портит.

Павел Давыдов: А я давайте сейчас предложу Вам дополнить эту информацию статистикой, которую мы подготовили, внимание на экран.

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА

Павел Давыдов: В России по данным Фонда защиты прав граждан участников долевого строительства 200000 обманутых дольщиков и более 3000 недостроенных или брошенных домов. «По сути, это миллионный город на территории нашей страны который не достроен», – говорят эксперты. Регионами-лидерами по количеству недостроенного жилья являются: Краснодарский край, Ростовская, Новосибирская, Самарская, Челябинская, Омская области, а также Башкирия. Стремительно ситуация ухудшилась за последние 2 года в Красноярском и Приморском краях, в Липецкой, Костромской и Ленинградской областях. Права более 16000 тысяч обманутых дольщиков России будут восстановлены по итогам 19-го года, для этого предусмотрен 31 миллиард рублей, а в этом году планируется восстановить права еще 40000. «В целом же проблема обманутых дольщиков будет решена до 23-го года», – сообщил гендиректор Фонда защиты прав граждан участников долевого строительства Олег Говорун.

Игорь, вот лично Вы верите, что до 23-го года эту проблему удастся решить?

Игорь Ассанов: Я не хотел бы говорить о негативе постоянно, хотя, на самом деле, сроки постоянно переносятся, я Вам другое скажу: может быть, намерения и благие, в том числе и в словах господина Говоруна, но я лично общался с некоторыми вновь создаваемыми руководителями подобного рода региональных фондов, например, в Якутии, в Амурской области и в других регионах. Вы знаете, ну что можно говорить, если в Якутии на данный момент фонд создан, есть мобильный исполняющего обязанности генерального директора и всё на этом, то есть нет ни штата, нет ни функций и человек, с которым я общаюсь, говорит: «Нет механизмов взаимодействия с центральным аппаратом», –то есть с «Дом.рф, как это происходит. Нет реальных механизмов, как мы будем работать с дольщиками, по какому принципу мы будем выплачивать им, например, денежные компенсации, по какому принципу мы будем выплачивать им имущественные компенсации, то есть достраивать квартиры, как мы будем рассчитывать среднюю цену квадратного метра по региону. В некоторых регионах эти фонды в принципе еще не созданы, они созданы пока из 85 в 36 по моим подсчетам регионах, то есть я говорю , что, на самом деле, система пока еще работает плохо.

Михаил Викторов: Вот здесь я как раз с Игорем поспорю, потому что, с одной стороны, действительно, система сейчас в стадии развёртывания, особенно региональные фонды, но 2 года назад созданный Государственный компенсационный фонд и вот мы, в первую очередь, добросовестных застройщиков, которые тоже страдают репутационно, горячо поддержали эту работу, эффект уже есть, ведь возьмем проблему «СУ-155» – 2 миллиона квадратных метров, но она фактически решена, абсолютно большая часть людей получили квартиры, жильё, и это сделал как раз-таки государственный механизм: Минстрой России, Госкомфонд, поэтому в систему, я считаю, заложены вот эти все накопленные риски, все вот эти процессуальные проблемы, то есть поле сейчас расчищено, и я лично Олегу Говоруну верю, потому что мы в какой-то степени взаимодействовали в рабочем режиме, и министр Якушев прилагает здесь усилия но, самое главное, политическая воля на уровне высшего руководства – деньги выделяются, результат будет.

Павел Давыдов: Вот давайте высшее руководство сейчас и вспомним, дело в том что Владимир Путин не раз касался темы обманутых дольщиков, внимание на экран.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

Павел Давыдов: Михаил Юрьевич, на Ваш экспертный взгляд, что нужно сделать, чтобы новая система финансирования жилья работала и помогала бороться с нерадивыми застройщиками?

Михаил Викторов: Я хочу отметить что мы, как «Деловая Россия», как комитет, активно участвовали в элементах формирования реформы, переход на эскроу-счета, и теперь действительно банк, как механизм профессиональный, защищает средства граждан, то есть пока стройка н завершена, эти деньги на эскроу-счетах – раз. Второе: банк контролирует все платежи, куда деньги уходят, банк не даст перевести деньги на какую-то сомнительную организацию сомнительный платеж – это вторая форма защиты.

Павел Давыдов: Но все эти формы защиты работают сегодня?

Михаил Викторов: Они уже работают, порядка 20 миллионов квадратных метров уже строится по этой схеме и в ближайшие полтора года произойдет стопроцентный переход.

Павел Давыдов: Вы знаете, а в завершение нашей беседы мне бы хотелось затронуть еще так называемый нравственный вопрос, ведь иногда это не просто воровство денег у населения, были случаи, когда обманутые дольщики от безысходности сводили счеты с жизнью, вот на ваш взгляд, в каких ситуациях можно призвать застройщиков или, наверно, даже больше чиновников проявлять социальную ответственность и, наверное, милосердие?

Игорь Ассанов: Вы знаете, на самом деле, нужно понимать, что очень часто среди обманутых, так скажем, дольщиков находятся не просто какие-то инвесторы, которые купили квартиру, чтоб потом ее продать, чтоб Вы понимали, то есть я лично знаком с этими людьми – это, допустим, бабушка, которой 72 года, она – опекун над внуком, понимаете?

Павел Давыдов: Таких примеров очень много.

Игорь Ассанов: Да, эти люди вложили последнее.

Павел Давыдов: Они вложили свою жизнь, как правильно было замечено.

Игорь Ассанов: По большому счету, да, то есть они потеряли или могут потерять фактически всё, что у них было и перспективы не только свои, пусть дожития, как пенсионера, но и перспективы своих внуков, своих детей, на которых они хотели бы, например, вложить в их образование, в их будущее. Определенный уровень социальной ответственности у власти, безусловно, должен быть, потому что это наше поколение, это наши люди, это наша страна, большая страна.

Павел Давыдов: Да, абсолютно правильно. Михаил Юрьевич, как Вы считаете, стоит ли взывать к совести?

Михаил Викторов: Я считаю, обязательно стоит и вообще, я считаю, в этих ситуациях надо забыть полностью, вычеркнуть такое слово, как «равнодушие», обязательно вести диалог, потому что в какой-то степени я понимаю, как работает российский чиновник со своей суетой и прочее, но здесь реально беда, поэтому обязательно встречаться, как это ни проблемно, заряжаться этой бедой, потому что когда ты отходишь от людей, ты начинаешь думать нестандартно, ты вправе перейти даже свои административные границы, постараться найти ресурс, деньги, сэкономить на каких-то элементах производственных, вот когда у тебя эта цель есть, решение находится.

Павел Давыдов: Вы знаете, нерадивые застройщики были, да и, наверное, будут еще какое-то время в нашем государстве, но в силах чиновников и в том числе судебной системы сделать так, чтобы так называемой «касты неприкасаемых» в нашей стране не было, и чтобы застройщики, прежде чем воровать наши деньги задумались: а если обворуют их самих, какого будет их родственникам? Вот на этот вопрос должно отвечать сегодня все, спасибо вам большое за экспертную оценку.

Что заставляет людей вкладываться долевое строительство? Ответ однозначный – цена, но гарантий в России пока нет. Недостроенное жилье – это не только крушение надежд на лучшую жизнь, которую многие связывают с новой квартирой, это долговая яма на десяток лет вперед, это людские трагедии на которые по большому счету наплевать нечетным застройщикам, потому что для них пока всё как с гуся вода.

ОТР


Возврат к списку


Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться на сайте, либо, если вы еще не зарегистрированы — зарегистрироваться.

Межведомственный институт повышения квалификации

ЦМИПК

СтройПРОФИ

Журнал Вестник строительного комплекса

Портал "Саморегулирование в строительной отрасли"

Инфо-статьи